Политические аспекты современного исламского экстремизма (на примере Египта)


Баглиев Мурад Алиевич


Политические аспекты современного исламского экстремизма (на примере Египта)


Специальность: - политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии
(политические науки)

 

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. 3

Глава 1. Ислам и экстремизм. Традиции и современность. 16

1.1. Мусульманская цивилизация и её составляющие

на современном этапе. 16

1.2. Современные исламские идейные течения. Фундаментализм и экстремизм. 36

1.3. Идеология исламского экстремизма.

Концепция джихада. 55

Глава 2. Становление исламского экстремизма в Арабской Республике Египет. 76

2.1. Ассоциация "Братья-мусульмане". 76

2.2.Радикализация исламистского движения. 87

2.3.Политическая практика экстремистских групп.

Обострение религиозно-политической ситуации. 102

Глава 3. Исламский экстремизм на современном этапе. 114

3.1. Политический процесс в Арабской республике Египет. 114

3.2.Экстремистские группировки как политические институты. 126

3.3.Экстремизм под исламскими лозунгами на современном этапе.135

Заключение. 146

Библиографический список использованной литературы. 156


В последнее время российские и западные политологи всё чаще обра­щаются к теме исламского экстремизма, одной из самых сложных проблем современной действительности. То, что сейчас принято называть мусульман­ским миром - это одна из главных составляющих нашего мироздания.

Экстремизм в исламе получил наибольшее распространение в течение последних четырёх десятилетий. Расширилась и зона его влияния, измени­лись масштабы практики экстремистов. Если на начальном этапе действия экстремистских элементов в исламе были направлены против иностранного присутствия, то теперь объектом их деятельности стали сами мусульманские общины. Обосновывается это тем, что современное мусульманское общество утратило свой первоначальный истинно исламский характер. На практике это выливается в агрессивные действия против существующих в ареоле ислам­ского мира политических институтов властных структур.

Необходимо заметить, что в центре каждой цивилизации - религия, определяющая образ жизни её последователей. Ещё в большей степени это относится к Исламу - регулятору всех сфер жизнедеятельности мусульмани­на. Можно сказать, что в данный момент регионы традиционного распро­странения ислама в мире переживают сложный период в своём развитии. В такое время люди обычно обращаются к фундаментальным принципам той или иной религии или политической философии.


Ислам - исключительно "сильная" религия, далеко не сводящаяся только к вере в бога. Как и другие мировые религии, она представляет собой образ жизни, образ мыслей, более того - основу целой цивилизации. Эта ре­лигия, носящая системный характер, определяет все стороны жизни человека в мусульманском обществе от рождения до самой смерти, детерминируя его социальное поведение. И в этой связи необходимо оговориться, что сам тер­мин - «Исламский экстремизм» - с научной точки зрения не совсем коррек­тен. Речь, конечно же, идет об экстремизме, использующем ислам в качестве религиозной идеологии. И в этой связи, отождествление экстремизма (ислам­ского экстремизма) с исламским фундаментализмом или даже с исламизмом неверно. С другой стороны, в дальнейшем мы не раз будем говорить, что ис­лам, будучи цельной религией, не отделим от политики. Более того, он про­никает во все формы общественного сознания. И с этой точки зрения, экс­тремизм может быть и исламским. Исследование проблемы исламского экс­тремизма требует особой взвешенности и тщательности, беспристрастного с научной точки зрения подхода. Это связано, прежде всего, с деликатностью вопроса, касающегося чувств верующих.

Возрастание политической роли ислама в 70-80-е годы связано и с та­кими факторами, как длительная военная конфронтация с Израилем, выдви­нувшая исламские традиции в противовес сионистской идеологии. К ожив­лению "возрожденческих" тенденций привели и такие негативные явления в политической жизни некоторых арабских стран, как подавление левых сил, ориентация официальных идеологий на культивирование самобытности, тра­диций как противовеса "коммунистическим влияниям".

Конец XX века ознаменовался рядом перемен в мире ислама. К этому добавилось и установление монополярного мира и всплеск терроризма на планете. В этих условиях нового мирового порядка вопрос о роли много конфессиональной России в новом мире стал особенно актуальным. Соответ­ственно активизировались и попытки некоторых внешних сил вовлечь Рос­сию в противостояние с исламским миром.

В.М.Ахмедов полагает, что «некоторые радикальные исламские орга­низации, не имеющие в силу ряда субъективных и объективных факторов возможности самореализоваться в районах исторического влияния исламской цивилизации, нашли удобную нишу для воплощения своих замыслов на пе­риферии исламского мира, регионов, где традиционно были устойчивы пози- ции христианства, а население в своей массе было слабо подготовленным в культурно-просветительском плане к восприятию идей истинного ислама».

Добавим, что к подобного рода «периферии» можно отнести и регио­ны исторического распространения ислама, в которых исламская традиция по тем или иным причинам (атеистическая пропаганда) была утрачена. (Напри­мер, Северный Кавказ. Схожая ситуация наблюдалась и в некоторых «пост- социалистических» странах, например, в Южном Йемене).

Необходимо заметить, что в 90-е годы для России стали характерны многие проблемы, которые ранее считались специфичными лишь для стран «третьего мира». Соответственно стали проявляться присущие ранее только развивающимся странам некоторые черты религиозно-политической ситуа­ции (обострение межконфессиональных противоречий, проявление религи-

л

озной нетерпимости, усиление фундаменталистских тенденций и др.) Пере­ходный характер происходящих процессов в России предопределил обостре­ние скрытых ранее при авторитарном режиме противоречий. На постсовет­ском пространстве столкнулись с волной «новой исламизации», при которой часть мусульманской общины при общем кризисе активно усваивает привне­сённый извне радикальный ислам. Этот процесс совпал по времени с му­сульманским ренессансом в мире, или же явился его продолжением.

Ислам используется участниками движения "назад к исламу" не толь­ко как символ утверждения собственной независимости, как отказ от запад­ного мира с его культурой и "ценностями", но и как оправдание неприятия капитализма как системы. Особенности развития капитализма в регионе - в их числе академик Е.М. Примаков называет отчуждение массы людей от средств производства без соответствующего вовлечения их в производство на новой капиталистической основе, демографических взрыв, особенно в го­родах, относительную устойчивость средних слоёв - привели к расширению той социальной среды, где религия сохраняет значительные возможности для активного существования.

По мнению А.А. Игнатенко, происходит "исламизация политики" и "политизация ислама: любое политическое действие, если не эксплицитно, то имплицитно соотносится с этим вероучением, а само оно во всё большей сте­пени превращается в политическую доктрину. Подкреплять свою внутрен­нюю и внешнюю политику догмами религии старается подавляющее боль­шинство правящих режимов стран Востока. Сотрудничающие с государством религиозные деятели отыскивают развёрнутые догматические обоснования политических лозунгов. Нередко находящиеся в оппозиции к правительству религиозно-политические организации выступают с собственными програм­мами переустройства общества на принципах ислама.

Для начала следует вкратце осмыслить такие термины как "исламский фундаментализм", "исламизм", а затем непосредственно предмет нашего ис­следования - "исламский экстремизм". (Более подробно они: будут рассмот­рены в последующих главах).

Понятие "фундаментализм" в религиозном плане впервые было при­менено, как известно, по отношению к одному из консервативных течений в американском протестантизме, возникшем в начале XX века. Применительно к исламу термин "фундаментализм" используется для характеристики ряда движений, призывающих к строгому соблюдению мусульманских норм и ценностей. В самом мусульманском мире нет соответствующего общеприня­того слова. Иногда "аль-усулийя" (от "асл" - корень), иногда "ас-салафийя" (от "салафи" - "тот, кто придерживается традиций предков"). Впрочем, по­хоже, что эти два слова - перевод на арабский язык европейских терминов "фундаментализм" и "интегризм". Сами фундаменталисты называют себя "просто настоящими мусульманами".


Интересен взгляд к проблеме исламского фундаментализма известно­го исследователя идеологий Востока JI.P. Полонской, разделявшей различ­ные формы фундаментализма, как возрождение фундаментальных основ ре­лигии, - теологические (теория возрождения идеального исламского государ­ства, обеспечивающего возможность существования такого общества) и по­литические (борьба фундаменталистов за захват власти насильственным пу­тём и утверждение в отдельных государствах фундаменталистской политиче­ской модели, основанной на шариате). То есть в первом случае речь идёт о возрождении истинного, идеального исламского государства, а во втором, о политической борьбе за захват власти насильственным путём и утверждении государства, основанного на принципах шариата.

На наш взгляд было бы неверным путать такие понятия как исламский экстремизм и фундаментализм. По мнению академика Е.М. Примакова: "Экстремизм - это те формы, через которые выявляет себя та или иная обще­ственная группа, или то или иное движение, пытающееся экспортировать и навязывать исламский образ жизни, исламскую модель, иногда с использова­нием вооружённой силы".

Исламский фундаментализм - это не только одно из современных идейных течений, направленных на восстановление роли мусульманской ре­лигии в обществе, и тем более не только призыв к возврату к общественному устройству периода правления праведных халифов. Исламский фундамента­лизм представляет собой также и попытку сформулировать и реализовать на практике религиозно-политическую концепцию исламского пути развития - альтернативную тому пути, по которому пошла современная [мусульман­ская] цивилизация.

Однотипные явления в современном политическом исламе некоторы­ми политологами подчас называются по-разному, типологически разные - одинаково. По мнению З.И. Левина, подобная терминологическая неопреде- ленность является "результатом неверно выбранных критериев при оценке религиозно-политических движений и идейных течений в исламской мысли. Как показывает практика и приведенные примеры, обычно в качестве крите­рия выбирается роль и место этих движений и течений в жизни народов му­сульманских стран, т.е. по функциональному признаку. Важным оказывается прежде всего их социально-политическая направленность и степень радика­лизма, а не их богословско-юридическое содержание. И здесь выбор опреде­ления полностью "зависит от комментатора: интегристы, радикалы, экстре­мисты, ваххабиты. Мы говорим, к примеру, "мусульманский фундамента­лизм", имея в виду, как правило, любое протестное движение под знаменем ислама, независимо от того, является ли оно подлинно фундаменталистским или нет, направлено ли оно против существующей в мусульманских странах правящей элиты или против экспансии западного образа жизни и мыслей."

Необходимо четко осознавать тот факт, что фундаментализм любой конфессии при определенных условиях (прежде всего социально- политического плана) может явиться идеологической основой для политиза­ции религии, возникновения религиозного экстремизма. Проблема заключа­ется в том, что «организации, которые возникают как религиозные, в силу внутренней логики своего развития, отходят от первоначальных идеологиче­ских установок и даже от религии». Изучая политическую практику ислам­ских движений в Египте, возникших как религиозно-просветительские, а за­тем превратившихся в террористические, мы постоянно будем иметь дело с подобного рода трансформацией.

Очевидно, что движение политического ислама является таковым не в силу того, что в качестве его идеологии выступает исламский фундамента­лизм. Дело скорее в вопросе о власти, то есть в создании истинно исламского государства. В этом смысле речь идет не столько о религиозно- идеологическом движении, сколько о политическом феномене, использую- щим исламские лозунги.

Отмена халифата в 1924 году послужила толчком для дискуссии о ха­рактере политической власти в мусульманских странах. На фоне идеологиче­ских споров о дальнейших путях развития появились так называемые «не- осалафиты», выдвинувшие свою концепцию построения истинно исламского государства, основанного на принципах шариата. Так зародилось современ­ное исламистское движение.

Исламизм большинство учёных понимает как политический ислам, ислам политизированный. Представители данного течения "требуют изме­нения места и роли религии в жизни общества, отвергая господствующую идеологию, политическую практику существующего режима и государствен­ное устройство как не соответствующее нормам мусульманской религии". Таким образом, если фундаменталисты (прежде всего теологи) имеют в виду модель общества, тогда как исламисты (политики) - модель государства.

Руководитель Центра исследований проблем современного Востока в Париже Бурган Гальюн рассматривает исламизм, или политический ислам, в качестве особого политического движения, идеологической основой которо­го является исламский фундаментализм.

Некоторые учёные склонны не различать эти два понятия, обозначая фундаментализм как политическое движение за возрождение ислама. Дума­ется, что все эти различия существенной роли не играют. В любом случае речь идёт об альтернативе развития - политическом исламе. Заметим при этом, что, как и любое другое религиозно-политическое движение, исламизм может иметь ту или иную степень радикализма, граничащего в ряде случаев с экстремизмом.


Возможно, некоторая неясность возникает из-за того, что исламский экстремизм редко выступает в "чистом" виде. Как правило, он тесно связан с некоторыми внутри- и внешнеполитическими проблемами, в частности се­паратизмом. В таких случаях экстремисты от ислама играют чаще всего го­ловную роль и как наиболее яростная боевая сила и как, сила способная кон­солидировать других на общей платформе, освятить неправедное дело авто­ритетом великой религии. Отсюда их особая ценность в альянсах, нацелен­ных на внутреннюю дестабилизацию и международные конфликты.

Влияние исламского фактора на общемировые процессы бесспорно. Поэтому исследование такого актуального для исламского мира явления как исламский экстремизм представляет интерес и с точки зрения международ­ных отношений. Перенесение во внешнеполитическую сферу основных по­стулатов политического экстремизма приводит к весьма серьёзным последст­виям, чреватым резким обострением международной обстановки и опасными мировыми конфликтами. Воздействие это осуществляется на двух уровнях. С одной стороны, это полулегальные экстремистские организации, подпольные террористические группы, а с другой - государственная политика некоторых стран, осуществляющих вмешательство в дела других государств.

Существуют несколько точек зрения на нынешние процессы радика­лизации и политизации ислама. По мнению одних учёных, данные процессы протекают в русле межцивилизационного противостояния. С этой точки зре­ния, фундаментализм, как обращение к первоосновам ислама, является ничем иным как закономерное стремление сохранить свою идентичность в условиях всеобщей глобализации (до этого - колониализации). Другие исследователи склонны видеть причиной указанных процессов в социально-экономической сфере. Причём связано это как с внутренними (бедность, безработица и пр.), так и с внешними факторами (неудовлетворённость ролью в международном разделении труда). Очевидно, что в качестве первопричин процессов радика­лизации в арабо-мусульманском мире следует рассматривать обе указанные группы мнений.

В настоящее время мусульманский мир представляет собой некое единое целое в культурном и религиозном плане (культурно- цивилизационный блок по С. Хантингтону). Мусульмане, проживающие на территории Российской Федерации (около 20 миллионов человек), являются составной частью исламской цивилизации. В этой связи процессы возрожде­ния Ислама, происходящие в мусульманском мире, не могут не касаться на­шей страны. (События на Северном Кавказе доказывают это). Поэтому, на мой взгляд, данные проявления экстремизма нуждаются в серьёзном анализе и изучении опыта страны, в которой данное явление зародилось, развилось и которая успешно (в основном) с ним борется. Отметим, что указанные про­цессы, включая и радикализацию ислама, происходят и на территории сосед­них с Россией государств. Всем этим и определяется актуальность темы диссертации.

Объектом исследования настоящей работы является политический конфликт на религиозной почве между правящим классом Арабской респуб­лики Египет и исламистским движением. Все происходящие в Египте поли­тические процессы и политические институты исследуются сквозь призму феномена исламского фундаментализма, а также экстремизма под исламски­ми лозунгами. В этой связи рассмотрены особенности идейно-политической эволюции ислама, связанные с этим процессы радикализации и попытки реа­лизации исламистской модели государства, политические аспекты взаимоот­ношений исламистов с руководством страны, влияние этого конфликта на египетское общества. В качестве предмета исследования рассматривается такой политический феномен, как исламский экстремизм, его практика.

Практическая значимость данной работы видится в возможности использования некоторых её положений, выводов при подготовке аналитиче­ских материалов, связанных с проблематикой, которая составляет предмет диссертационного исследования, для дальнейшего изучения рассматривае­мой в работе и смежных с ней тем, а также, в известной степени, при реше­нии соответствующих вопросов в целях реализации практических задач рос- сийской внешней и внутренней политики. Предлагаемый автором политоло­гический анализ исламского экстремизма позволяет расширить представле­ние об этом явлении в целом. Содержащиеся в диссертации характеристики и выводы могут быть использованы в законотворческой и административной деятельности органов представительной и исполнительной власти, занимаю­щихся разработкой и осуществлением государственной политики.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в попыт­ке рассмотреть взаимосвязь ислама и политики сквозь призму экстремист­ского мировоззрения, ставшего в наши дни существенной составляющей му­сульманской политической мысли. Новизна определяется анализом политики властей, проводимой по отношению как к исламу вообще, так и к фундамен­тализму и экстремизму, в частности. При этом также анализируется и обрат­ная реакция со стороны исламистов. Сущность исламского экстремизма рас­сматривается не в философско-историческом, как это было принято ранее, а в политологическом ключе. Осуществлен анализ его основных теоретических положений.

Методологическую основу данной работы составляют исследования политологического и религиоведческого характера, в которых рассматрива­ются проблемы исламского экстремизма, а также первоисточники - труды идеологов данного течения в исламе. (Абу Дауд, Аммар М., аль-Албани, аль- Банна X., аль-Бути М.С.Р., Зинну М.Дж., аль-Карадави Ю., Кутб С., Лари С.М.Р.М., аль-Маудуди А.А., Сайд Р., Якан Ф., а также Б.Мухаммеда, А.Ахтаева, М. Тагаева и др.)


2 Игнатенко А.А. Исламские концепции социально-экономического развития: Ближний и Средний Восток. В сб.:Философия и религия на зарубежном Востоке: XX век. - М.,1985, с. 210.



Малышева Д Б.Религия и общественно-политическое развитие арабских и африканских стран. 70-80-е го­ды. - М., Наука, 1986г.,с. 17.

Ахмедов В.М. Россия, арабы и Кавказ.// Арабский сборник. - М., 2000, с.8.

Примаков Е.М. Ислам и общественное развитие в странах зарубежного Востока. - Вопросы философии. М., 1980, №8, сс.61-62.

Поляков К.И. Арабские страны и ислам в России. - М., 2001г., с. 7.

Полонская Л.Р. Современный мусульманский фундаментализм: политический тупик или альтернатива раз­вития.// "Азия и Африка сегодня", 1994, №11.

См.: Известия, 1996,6 марта.

Мухаметшин Ф.М. Взгляд на исламский фундаментализм. - М., 1998, с. 6.

Левин З.И. Ислам в лабиринте понятий. В сб.: Россия и мусульманский мир. 2000г.,№2. с. 122.

Донцов В.Е. Современные исламские движения и организации на Ближнем Востоке в системе междуна­родных отношений. - М., 2001, с.6.

Фундаменталисты считают термин "политический ислам" неверным по сути, потому что "ни одна дозво­ленная мусульманину сфера деятельности не может быть вне Ислама".

Донцов В.Е. Исламский фактор в международных отношениях.// "Дипломатический ежегодник-97". - М.,1997, с. 37.

См.: Донцов В.Е. Современные исламские движения и организации на Ближнем Востоке в системе между­народных отношений. - М, 2001, с. 65.

Севостьянов И.П. Исламский фундаментализм и исламский экстремизм - это совсем не одно и то же.// Ме­ждународная жизнь, 1996, № 5, с. 34.

Аммар М. ал-Фарида ал-гаиба. Ард ва хивар ва такиййим. ал-Кахира, 1980., Асакир, Абд аль-Фаттах. Аль- хакаик би-ль-васаик ан джамаат аль-Ихван аль-муслимин. (Документальные свидетельства о группировке "Братьев-мусульман"). - Каир, 1996., аль-Банна X. Послание пятому съезду, б.г.,б.м., аль-Банна X. Сборник посланий погибшего за веру имама Хасана аль-Банны. Каир, 1988., ал-Бути Мухаммад Сайд Рамадан. Хака- за фа-л-над'у ила-л-ислам /б.м/., Зинну М.Дж. Путь спасшейся группы и победоносной общины. - Баку, 1996., Зинну М.Дж Столпы ислама и веры. - М.,1992., Ибн Таймийя Таки ад-Дин. ас-Сияса аш-шар'ийя. Каир, 1971., аль-Кардави Ю. Аль-Халль аль-ислами фарида ва дарура. Бейрут, 1974., Кутб С. Аль-адаля аль-иджгимаийя фи-ль-ислам (Социальная справедливость в исламе), [б.м.], 1967., Кутб С. Вехи на пути. (Мааллим фи-т-тарик) Б.м., б.г., Кутб С. Сражение между исламом и капитализмом. - Каир, 1951., Маудуди А.А. Ислам сегодня. - М., 1992., Маудуди А.А. Образ жизни в исламе. - М, 1993., Маудуди А.А. Основы ис­лама. - М, 1993, Лари С.М.Р.М. Западная цивилизация глазами мусульманина. - Баку, 1992., Якан Ф. Ислам: идеи, движения, перемены. - М., 1992., Тагаев М. Повстанческая армия имама. - Киев, 1998г.

 

 

скачать

 

 

 

 

Пароль для архива: FzTU6mOhbaGJ7EC